Свою совесть спроси

ПРИТЧА-РАССКАЗ «ЛОЖЬ ВО СПАСЕНИЕ»

Из разговора простого фермера со священником…

— Вот ты многим людям отвечаешь на вопросы. Так вот скажи мне, где в Библии написано: «Скажи неправду во спасение»?

— Таких слов в Библии нет и быть не может, — ответил я, не задумываясь ни на секунду.

— А почему? Ведь должны же быть!

Мой собеседник — христианин, для которого закон Божий — это альфа и омега. Он часто затрагивал эту тему, обличая христиан в нарушении Божиих законов.

И я ему ответил:

— Закон Божий говорит, что всякая ложь — грех. Ни о каких исключениях Библия не говорит.

— Вот ты говоришь — нет таких слов в Библии.

— Нет, — подтвердил я.

— А я вот вспомнил сейчас случай из моей жизни.

Я приготовился его слушать.

— Перед войной я жил с женой и дочуркой на окраине Ровно и сапожничал на дому. А кожу я покупал у одного еврея. И подружился с ним, как с братом. А тут вскоре началась война, пришли немцы. Однажды ночью прибежала к нам жена еврея с девочкой лет пяти. Обе дрожат и плачут. Упала женщина на колени, просит: «Спасите мою девочку. Укройте ее. Немцы всех евреев сгоняют в бараки. Увозят куда-то. Видно, на смерть …»

Жена взглянула на меня, и я все понял:

— Оставляйте, — говорю. — Будем считать ее своей. В обиду не дадим.

Сказала мать, как звать девочку, обняла ее, поцеловала и убежала. Девочка быстро прижилась у нас в семье. Все понимала. Мы звали ее вместо Сары — Галей. Прятали ее, как могли, от соседей и все думали, что сказать людям, если все откроется. Полгода прошло благополучно. Ну, думаем, слава Богу! Он — Хранитель. Но однажды ворвались в дом два немца. Мы успели укрыть Галю в кладовке. Немцы бегло оглянули нашу избу, а один строго посмотрел мне в глаза и спрашивает:

— Детей еврейских у вас нет?

— Нет, — говорю, — нет. Это вот вся моя семья, — и показал на свою жену и дочурку.

Немцы еще раз осмотрели избу и ушли.

— Слава Тебе, Господи! Пронесло! — сказал я жене.

И мы оба упали на колени и благодарили Бога, что не дрогнул мой голос, когда говорил немцу: «Нет!» И Галя была спасена. Потом мы переселились в другой город. И, представьте себе, перед концом войны, когда уже пришли русские, мама Гали нашлась…

— Ну, а теперь скажи мне, — продолжал далее мой собеседник, — согрешил я, сказав неправду, или нет? Ведь если бы я сказал правду, Сару увезли бы в Треблинку и сожгли в Крематории.

Я молчал. Что я мог ответить?

— Ты не молчи, а скажи: согрешил я, сказав неправду, или нет?

— Я же не Бог, — начал было я.

— Я это знаю, что ты такой же человек, как и я, но ты отвечаешь людям на вопросы, так ответь же и на мой вопрос, — настаивал собеседник.

Свою совесть спроси, — ответил я.

— Вот то-то и оно! А совесть мне сказала: «Нет, ты не согрешил, сказав неправду ради спасения жизни». Значит, в Библии где-то должно быть об этом написано.

— Я думаю так: по букве закона ты согрешил, а по духу закона — нет. На такие вопросы, как твой, Библия прямого ответа не дает.

— Вот то-то и оно! — заключил мой собеседник.

автор неизвестен

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *