Легенда о любви княжеской дочери Наки и бедного пастуха Лаго

По небу плыли белые облака, рисующие на беспредельной синеве причудливые очертания гор, дворцы и храмы неведомого небесного города. Молодой пастух лежал на душистой траве и пытался прочесть письмена неба. И вдруг он увидел лик прекрасный, словно ароматом горных незабудок дохнуло ему в лицо, и яркая вспышка света, как предчувствие, пронзила до самых глубин души. Он поднялся и тихо запел свою любимую песню. Так неспешно он приблизился к селению и решил спуститься к ручью, чтобы напоить животных.

Место было пустынным, и когда он подошел, вдруг увидел девушку: она оглянулась и вскрикнула. Она стояла в воде по колено, длинное платье упало вниз и прикрыло обнаженные ноги. Девушка вышла из воды и поспешила накинуть плат на голову, скрывая волосы, плечи и очертание юной груди. Но не это все видел пастух, он видел глаза, огромные и бездонные, как небо, из них струился свет, «как свет небес» — подумал он и подошел поближе, потому что она тоже пристально смотрела на него, словно не имея сил оторвать от него взор. Так они стояли, постигая вечность и касаясь сердца посредством души.

— Наки, — раздался откуда-то издалека крик, — где ты, иди домой, отец ищет тебя…
Девушка вздрогнула и побледнела, опустила глаза и побежала по тропинке. А он так и стоял и не понимал: был ли это сон, или лик, что видел он в небе, спустился на землю. На следующий день, как только рассвело, пастух погнал свое стадо туда, где вчера встретил ее. Время, казалось, тянулось бесконечно, но вот мелькнул чей-то силуэт на тропе. Она не сказала ни слова, просто подошла и посмотрела в глаза, и снова они не могли насмотреться друг на друга, и время словно остановилось. Он и она — вечная песня любви. И он говорил:
— Наки, ты словно небесная Нимфа, я видел твой облик на небе.
— На небе — это знамение свыше, но мне хочется жить.
— Ты не думай о смерти…
— Кто ты? — спросила девушка.
— Я пастух.
— Как жаль, что я княжна, мой отец не позволит даже говорить с тобой.
— Но ты уже говоришь.
— Да.
— Я не думал, что от слов твоих можно испытывать такое блаженство.
И уже говорили без умолку, глядя друг на друга с нескрываемым восторгом, забывая о том, что так далеко стоят друг от друга. Огонь любви разгорался все сильнее и сильнее.
— Где ты была? — спрашивал отец.
— Я ходила к ручью, отец, там прохладно и тихо.
— Почему так пылает лицо и сияют глаза твои, Наки? Отвечай!
— Я бежала отец, оттого и алеет лицо

И теперь каждый день Лаго и Наки видели друг друга, и обжигали нежные прикосновения губ, и сладость первого поцелуя волновала и томила сердце предчувствием еще более сильного чувства. Все вокруг перестало существовать, только сказка вечной любви царила в их жизни. Но однажды Наки не пришла, не пришла и на следующий день, не пришла и на третий. Казалось, что солнечный день превратился в ночь, казалось, что жизнь мгновенно оборвалась, слезы сердца вырывались и слышались стоны. «Где же ты, голубка моя, что же случилось с тобой? Неужели отец запер в доме? Приди же, принеси свет солнца живого, омой сердце мое потоками чистого огня, я не могу более жить без тебя». А ветер, подхватив слова эти, нес их к распахнутому окну, и Наки слышала их. «О Лаго, жизнь моя, моя радость, свет моих глаз, я здесь, но мысли мои с тобой, не терзай мое сердце, не тоскуй так по мне, я приду, я скоро приду». И правда, отец отпустил девушку. И она, как птица, летела, и несмотря на вечерние сумерки, он ждал ее, и словно вспыхнуло солнце над горизонтом, нежные объятия и тихий шепот, а после горячие и горькие слезы:
— Отец нашел мне знатного жениха и пообещал ему отдать меня в жены. Я умру, мой Лаго, потому что не мыслю своей жизни с кем-то другим.
— Не надо, не плачь. Скажи, ты готова быть рядом и в жизни и в смерти со мной, и в радости, и в печали…
— О, да, я готова, бежим от этого мира, бежим туда, где царит свет любви.
И, взявшись за руки, они побежали в горы. Ночь лунная освещала тропу, по которой поднимались они в горы, и только когда рассвет коснулся робко края небосвода, они присели на душистую траву и, склонив головы друг к другу, уснули, как дети — прекрасные и чистые, словно рассвет, омытый каплями росы. Отец обнаружил пропажу дочери только утром и отправился в погоню на лошадях с отрядом всадников. Горы содрогнулись от стука копыт. Наки вскрикнула и проснулась.
— Лаго, отец послал погоню, они несутся на лошадях, бежим же, друг возлюбленный, бежим скорее.
И вот глазам открылись снежные вершины, и девушка замерла на миг.
— Величие неземного рая, — сказала тихо, — и здесь останется навечно моя любовь.

Но сильные руки подхватили ее и понесли: и два сердца, опаленные трепетным огнем любви, бились как одно. И вот он опустил ее на землю. Наки робко шагнула к краю пропасти и вскрикнула:
— О, Лаго мой, неужели мы пришли?.. — она оглянулась. — Назад дороги нет, я слышу шум погони и лай собак. А небо, Лаго, посмотри, его коснуться можно, а свет, взгляни — сияние, я вижу сияние небесное, скажи, ты видишь свет?
— Да, милая, я вижу свет, то вечность манит нас, но там, внизу, там камни острые, там боль, забвенье, мрак.
— Нет, Лаго, нет. Любовь — как крылья, мы вознесемся в небо: помнишь, ты сказал, что видел лик мой в небе, и я ответила, что то знамение… Иди ко мне, мой друг, и обними меня покрепче, чтобы ничто не разлучило нас, и миг полета, словно сладость поцелуев, словно поток любви, поток огня, нас вознесет на небо.

И обнявшись стояли так, пока погоня не появилась. Все замерли, сошли с коней, все видели, как, оторвавшись от земли, они парили над пропастью. И вдруг — яркая вспышка ослепительного света, такая яркая, что все закрыли глаза, а когда открыли — только облако золотистого сияния висело над пропастью и звучала удивительная мелодия любви, которую эти люди никогда не слышали. Они подошли к краю пропасти, но никого не увидели там, внизу, и удивленно подняли головы к небу, словно бы они не упали вниз, но взлетели по воле кого-то могущественного. И кому-то казалось, что они видели их и слышали счастливый смех, точно двое влюбленных прыгали по облакам, догоняя друг друга. Но еще долгие века будет звучать в пространстве песнь о любви Лаго и Наки, волнуя сердце прикосновением потоков вечной и прекрасной любви
автор неизвестен

В записи нет меток.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *