ПИРАМ И ФИСБА

Прекраснейший из вавилонских юношей, П. был пленен красавицей Ф.; эта любовь не осталась неразделенной, крепла от времени и привела бы к свадьбе, если бы на то согласились родители (никаких мотивов отказа поэт не приводит), но справиться с любовью последние были бессильны: «Чем больше они прячут пламя, тем сильнее оно разгорается». Дома влюбленных были расположены рядом и имели общую стену; ее трещина дала влюбленным возможность разговаривать друг с другом. Было решено выйти тайно из домов ночью и встретиться за пределами городских стен, у кургана царя Нина, под деревом; это дерево было шелковицей с белоснежными плодами. Ф. подошла к назначенному месту первой; ее испугала львица, и девушка скрылась в пещере, бросив на бегу покрывало. Львица растерзала ткань кровавой пастью и удалилась, не тронув Ф.; П., оказавшись в условленном месте позже и увидев покрывало, оплакал свою возлюбленную, отнес кровавую ткань под дерево, поцеловал ее («Прими теперь и мою кровь!»), вонзил меч себе в живот и вытащил его из раны; Ф., еще не оправившись от страха, вышла из своего укрытия, но радость от спасения сменилась неожиданным горем: у возлюбленного хватило сил только на то, чтобы открыть на минуту глаза, услышав свое имя. Слова Ф., увидевшей мертвого П., весьма характерны для Овидия: совершенно не считаясь с ее волнением, он заставляет девушку произносить изящные каламбуры: «Я последую за погибшим, и меня назовут и причиной, и спутницей твоей гибели. Ты мог быть похищен у меня — увы! — одной смертью, но не будешь похищен и смертью». Второе самоубийство следует за первым, и кровь влюбленных, выпитая корнями шелковицы, окрашивает ягоды в темный цвет.

автор неизвестен

В записи нет меток.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *